Когда заходит разговор о ягодах годжи, я (автор этих материалов), всегда встаю на сторону тех, кто утверждает о благотворном влиянии на похудение ягод годжи. И вот почему. Я в последнюю зиму стремительно стал набирать вес. Вначале доходило до сотни, потом перевалило за сотню. Посоветовали ягоды годжи. Не верил и не хотел. Супруга настояла. Теперь чуть за девяносто, чувствую себя легко и прекрасно.

День святых апостолов Петра и Павла (12 июля (29 июня по ст. ст.) имеет народное название Петров день, в котором слилась в народном представлении память об обоих чествуемых святых. Существовали и другие народные названия этого дня: Петры и Павлы, петровки, петровка-голодовка, межипарье, праздник солнца, праздник покровителя полей, Петровские жары, играние солнца, Петровские торги, Петровские гулянья, Петровская дань.

День Петра и Павла считался также праздником рыбаков, так как апостол Петр повсюду был известен как покровитель рыбного промысла, а среди приозерных и приречных жителей носил даже имя «рыболова». Рыбаки ему молились об удачном улове и сохранении жизни, служили молебны, а в некоторых местах установился даже обычай ежегодно, в день святых Петра и Павла, собирать «Петру-рыболову на мирскую свечу», которая ставилась в храме перед его образом. И день этот в некоторых местностях назывался Петры-рыболовы. К Петрову дню приурочивалась большая часть сделок, заключавшихся между ловцами и рыбопромышленниками, раздававшими ловцам мелкими участками свои воды — отдельно на каждую рыболовную пору. Петровым днем заканчивалась весенняя и начиналась летняя рыболовная пора; завершались расчеты по весеннему лову и заключались новые сделки на лето; устанавливалась новая плата за ловлю (с лодки или с сети) и производилась расценка живого рыбного товара, который ловцы обязаны сдать.

Апостол Петр — один из наиболее чтимых на Руси святых угодников Божьих. Его имя часто встречается в народных сказаниях, в пословицах и поговорках, в духовных народных стихах. На «апостола-ключаря», которому, по преданию, Господь передал ключи от Царства Небесного, перешли в народном представлении многие черты древнеславянского Перуна-громовника, низводителя дождей, растителя злаков и творца урожаев. Апостол Петр считался одним из самых надежных покровителей засеянных хлебом («даром Божьим») полей.

В одном из памятников русской литературы рассказывается, например, что шел апостол Петр путем-дорогой. Притомился, устал, проголодался святой путник. Пришлось проходить ему мимо нивы. И увидели его пресветлые очи человека, пашущего на волах. Обратился к нему апостол и попросил хлеба. Вскинул глаза на просившего пахарь, остановил волов и побежал за хлебом к своему селенью. Умилился душой святой путник и «без него взоравше ниву и насеявше, и прииде с хлебы и обрете пшеницу зрелу».

По народному сказанию, в конце весны — начале знойного лета, в грозовую пору, идет на небесах постройка «чертога райского». Топоры (молнии) сами, без плотников, рубят стены здания нерукотворного, ударяя по тучам, громоздящимся каменными горами; расступается под топорами «облачен-горюч камень», отверзаются окна-двери рубленые.

Из-за той горы, из-за высокой,
Слышен тонкий голос, тонкий голос.
Топоры звенят, топоры звенят,
Каменья тешут, каменья тешут,
Церковь муруют, церковь муруют,
В три двери, в три двери — в три облака.
У одних дверей идет Сам Господь,
У других дверей — Матерь Божья,
У третьих дверей — святой Петр.
Перед Милым Богом органы играют,
Перед святым Петром свечи горят,
Перед Матерью Божьей роза расцветает,
А из той розы пташка вылетает:
И не пташка то, а Сам Милый Господь, —

поется в старинной русской песне. «Милый Господь» олицетворяет в этой песне солнце. Пречистая Дева заступает здесь на место языческой Лады, апостол Петр поставлен взамен Перуна-громовника. Горящие свечи — это молнии, гудящие органы — громовые раскаты, расцветающая роза — утренняя заря, из цветка которой и вылетает на небесный простор птица-солнце.

В другом песенном сказании святой Петр является спутником Господа, шествующего за золотым плугом «в поле, в поле, в чистом поле». Ходит за Богом пахарей апостол-ключарь, коней погоняет. А Матерь Божья рядом с ними поспешает, семена носит, Своего Сына просит: «Зароди, Боженька, яру пшеничейку, яру пшеничейку и ярое житце!»

В деревенской глуши представляли апостола Петра разъезжающим на златорогом олене по небесному полю над колосящимися земными нивами.

По народному крылатому слову, на Петров день красное солнышко играет, как на Светлое Христово Воскресение: какими-то особенными цветами, которые искрятся и переливаются как радуга. Рано-рано поутру ходила заигравшаяся далеко за полночь в хороводах деревенская молодежь «караулить солнце». (Этот обычай — караулить солнце — первоначально был установлен с целью отогнать от села русалок, которые в Петров день своими злыми шалостями причиняли немало вреда посевам.) Всплывет из-за горы небесное светило, заиграет разноцветными лучами — радуются собравшиеся караульщики. Встретив солнышко, молодежь обыкновенно еще не расходилась по домам, а заплетала венки на ветках деревьев, преимущественно на березах, — с теми же символами, какие придавались венкам на Троицын день. А после с веселыми песнями расходились по дворам, Ладу вспоминали, Петров день величали. Этими песнями начинались Петровки — петровские гулянья, хороводы, проходившие вплоть до первого Спаса.

Часто в это время молодежь занималась проказами: подпирали кольями дома, собирали все, что попадалось под руки, сани, повозки, бороны, бревна, кадушки — одним словом, что по оплошности хозяев оставлено в эту ночь на улице, разбрасывали по селу, по дороге, так что хозяева на Петров день весь день разыскивали и собирали свое имущество. Те же хозяева, у кого поспели на огороде овощи, как то: лук, морковь, огурцы, — всю ночь караулили свой огород. Тот же, кто оставил свой огород без караула, наутро находил его опустошенным; не трогали только те овощи, которые в сыром виде не едят.

На Петров день в старину крестьяне отдыхали. В этот день начиналось разговенье с Петрова поста. Каждая семья заблаговременно готовилась к Петрову дню: пекла, жарила, варила, запасалась водкой. Вечером в деревнях устраивали застолья, так называемые «обетные угощения», «отводные столы»: приглашали гостей и родственников, многие из которых в этот день приезжали даже из дальних деревень, но принимали участие в застолье, главным образом, только женатые люди и старики, — деревенская же молодежь еще с вечера уходила в поле «караулить солнышко». Тещи приносили петровские угощенья зятьям, сами на угощенье напрашивались, кумовья проведывали крестников, приходили с пшеничными пирогами, угощали друг друга сваты.

Девушки вечером 12 июля плели венок, который надевали на голову коню любимого человека. Если венок не падал и вернувшийся утром хозяин видел его на голове коня, то осенью девушка смело могла ждать сватов.

Наши предки связывали день Петра и Павла с летним солнцестоянием, которое праздновали в рощах. Там устраивали игрища, в том числе качели, напоминавшие оборот солнца, водили хороводы, тоже воспринимавшиеся как символ солнца. Девушки с парнями на качелях на Петра и Павла веселились с послеобеденного времени и до глубокой ночи. В народе так и говорили:«Как ни сторонись, девка, а на петровских качелях с пареньком покачаешься!», «Петровы качели — девичье веселье!», «На Петров день качались, к Покрову свадьбу справили!» и т. д.

В старину были местности, где на Петров день жители сходились на три ключа-родника умываться «петровой водицей» и угощаться при этом хмельными напитками. Это умывание сопровождалось песнями, плясками, веселыми играми. Например, собравшиеся парни гуляли посреди девушек, закрыв себе лица платками. Девушки должны были угадывать парней, угадавшей предвещалось в скором времени сыграть свою свадьбу.

С XVII века вошло в обычай заводить по богатым селам петровские торги. А еще гораздо раньше принято было в Петров день «ставиться на суд по зазывным грамотам», т. е. этот день являлся сроком для судов, а также для взносов дани, пошлины.

К Петрову дню следовало подготовить косы и серпы, на него приходился второй, поздний, покос. «С Петрова дня -красное лето, зеленый покос!», «Женское лето — до Петра, с Петрова дня — страдная пора!», «Далеко кулику до Петрова дня!», «Худое порося и в Петровки зябнет; дворянская кровь и в Петров день мерзнет!», «В Петров день и барашка в лоб (можно разговеться)!», «С Петрова дня зарница хлеб зарит!», «Петр и Павел жару прибавил!», «Утешили бабу петровские жары голодухой!», «Петровка — голодовка, Спасовка — лакомка!» — говорили опытные крестьяне. «Коли дождь на Петра -сенокос мокрый!», «На Петров день дождь — сено как хвощ (жесткое, на корм не очень годное), зато урожай не худой; два дня дождя — хороший, три — богатый!», «Если просо на Петров день в ложку — будет и на ложку!» — приговаривала деревенская Русь.

Как ни парило после Петрова дня, как ни томил летний зной пахарей и жниц, а недаром дошло до нас народное слово: «Прошли Петровки — опало (с деревьев) по листу, пройдет Илья (2 августа (20 июля по ст. ст.) — опадет и два!» Замолкает к Петрову дню все певучее царство: соловей — и тот поет до заветной поры. «На Петров день и кукушка подавится ватрушкой!» — говорили хозяйки, напекая из остававшейся к тому времени муки творожных ватрушек с яйцами, на радость ребятам и старикам.